• Развитие знаний о природе в эпоху Возрождения

    Ко второй половине XV века относится начало новой эпохи в жизни европейских народов, получившей у историков название эпохи Возрождения. Развитие ремёсел и усовершенствование техники привели к усилению значения городов, которые поддерживали королей в их борьбе с феодальными владетелями.

    Под властью королей вместо прежних разобщённых княжеств создавались крупные национальные государства, а это способствовало развитию торговых связей и товарообмену. Географические горизонты раздвинулись, и в погоне за наживой корабли европейцев пустились в заморские страны, отыскивая пути в богатую полулегендарную Индию.

    Ближайший путь к ней — через страны Ближнего Востока — был в руках арабов; поэтому мореплавателям пришлось искать окольных путей, либо огибая Африку, как это с большим упорством стремились осуществить португальцы, либо двигаясь прямо на запад, как это пытался сделать Колумб, не предвидевший существования материка Америки и открывший острова, получившие название Вест-Индии, то есть «Индии Западной».

    Началась эпоха великих географических открытий, положившая вместе с тем начало и эпохе колониализма, только уже в наше время доживающего свои последние дни. За португальцами и испанцами на тот же путь заморских путешествий и колониализма вступили Голландия и Англия. Со всех концов земли в Европу стекались не только золото и драгоценная слоновая кость, не только пряности и прочие колониальные товары (т. е. товары из колоний), но и образцы невиданных до той поры диковинных животных и экзотических растений. В этом многообразии форм необходимо было как-то разобраться, привести их в какую-то систему, закрепить за ними новые для слуха непривычные названия.

    Для всех этих произведений природы нужно было создать на первых порах хотя бы нечто вроде инвентарной книги, в которой каждое растение и каждое животное нашли бы своё определённое место. Так, собственно впервые после Аристотеля, возродилась зоология как отрасль научного знания.

    Чтобы пояснить, почему ранее не возникало такой потребности в систематизации знаний о животных, приведём аналогичный пример из житейской практики. В каждой семье имеется дома какая-то мебель, какое-то количество посуды, белья и платья. Но едва ли кому из нас придёт в голову составлять подробную опись всех этих вещей: в случае надобности мы и так сумеем разобраться в своём хозяйстве просто по памяти. Однако иное дело, когда организуется сложное хозяйство какой-нибудь гостиницы, больницы, интерната; здесь каждая вещь заносится в инвентарную книгу, причём отдельно перечисляются предметы меблировки, отдельно посуда, отдельно белье и т. д.; вместе с тем уточняется и их номенклатура, то есть в инвентарь вписываются не просто «шкафы», а «шкафы книжные», «шкафы посудные» и т. д.

    Нечто подобное пришлось провести и при первоначальной систематизации накопившегося зоологического и ботанического материала, который уже нелегко было удержать в памяти и для которого уже недоставало привычных и общеизвестных названий.