• 12:14 am - Польские корни идеологии русского единства

    Читать непременно!

    Ирония истории состоит в том, что именно польские историки, задолго до московских книжников, сформулировали ключевые этногенетические гипотезы происхождения славян, которые впоследствии стали теоретическим фундаментом идеологии русского единства, господствовавшей в Российской империи на протяжении всего её существования.

    Напомним, что в предыдущей статье мы установили, что идеология русского единства, ставшая обоснованием собирания русских земель Московским царством и, впоследствии, Российской империей была сформулирована членами киевского братства в середине XVII века и оттуда перевезена в Москву. В наиболее полном виде эта идеология сформулирована в киевском «Синопсисе» (1674 г.), который становится не только основным идеологическим произведением Российской империи, но и главным учебником по истории в России вплоть до середины XIX века. Именно по киевскому «Синопсису» били в конце XIX века украинские националисты, прежде всего Михаил Грушевский.

    В Киевском «Синопсисе» приведены три этногенетические концепции происхождения славян: Роксаланская, Сарматская и Мосохова, причём первая из них подчинена второй, а вторая третьей.

    Согласно Сарматской гипотезе все славяне произошли от племени руссов, которых «Синопсис» возводит к доисторическому племени Роксолан, которые, в свою очередь, произошли, в зависимости от источника, либо от Сима (сына Ноя), либо от Иафета (другого сына Ноя). Заметим, что это различие библейского происхождения весьма существенно, мы разберём этот вопрос ниже.

    Мосохова гипотеза утверждает происхождение всех славян от Мосоха (Москвы), младшего сына Иафета. В соответствии с данной гипотезой, московские земли являются древней прародиной всех славян, а московиты ведут прямую линию родства от князя Мосоха, что естественно устанавливает их первостепенное право на собирание русских земель.

    Однако все эти этногенетические гипотезы не были сформулированы летописцами Московского царства. Они были созданы усилиями польских историков эпохи Возрождения. Впоследствии они были использованы Киевским православным братством, которое вело борьбу не на жизнь, а на смерть с наступлением католицизма на земли Малой Руси после заключения Брестской церковной унии (1595 г.). Именно члены Киевского братства на основании разработанных поляками этногенетических гипотез происхождения славян создали идеологию воссоединения земель бывшего Древнерусского государства под Московской державой. А после Переяславской Рады (1654 г.), присоединившей киевские земли к Москве, эти гипотезы были положены в основание идеологии расширения Российской Империи на западные славянские земли.

    Ян Длугош

    Длугош, в соответствии с концепцией «Рус, Чех, Лях» утверждает славянское родство поляков и русских, однако считает Ляха старшим братом, и следовательно утверждает необходимость собирания русских земель под польской короной.

    «Хроника» Длугоша стала отправной точкой для всех последующих польских историков, работавших над историей Руси. По мнению А. Гейштора именно Длугош сформировал «основной стереотип русского соседа». а также, на что указывает Д. Карнаухов, «дискриминационные — в отношении восточных славян — идеологические «клише» [1], на которые ориентировались впоследствии как польские историки, так и представители польской элиты. Д. Карнаухов так оценивает вклад Длугоша в польскую историческую мысль: «Для последующих поколений польских историков он стал универсальным справочником — без него немыслимо было занятие историографией». Хроника Длугоша становится «отправной точкой для будущего осмысления прошлого русских земель» [Д. Карнаухов, там же].

    Крайне важно отметить, что Ян Длугош говоря о родстве поляков и руссов, при этом совершенно не считает московитов руссами. На это указывает Д. Карнаухов: «. строгое разграничение в хронике Длугоша «русской» и «московской» проблематики, поскольку историк никак не ассоциирует владения московского князя с Русью» [2]. Более того, Длугош называет Киев столицей русского государства: «Обширнейшие государства руссов, главой и метрополией которых является Киев». Подчеркнём, что Длугош пишет свою Хронику в середине XV века, когда связи между Москвой и Киевом были нарушены, а сам Киев оказался под владычеством Великого Княжества Литовского. Это другой — не «москвацентричный» — Киев, с другим представлением об истории и о пути русского народа. У нас это как-то не акцентируется, но до середины XVII века, Киев вовсе не считал для себя нужным входить в состав Московского царства, которое считалось чужим, часть враждебным государством. Поворот Киева в сторону Москвы был осуществлён после Брестской церковной унии 1595 года, когда стало ясно, что русские на западных землях рискуют быть полностью ассимилированы поляками и уничтожены как народ. Естественно, что все политические течения, которые хотят оторвать Украину от России всегда будут искать опору своего мировоззрения в таком Киеве.