Как возможна философия в эпоху Возрождения?

Западное Возрождение как новый образ жизни и новое мировоззрение, на поверхности выступавшее как антипод средневековой культуры, на деле синтезировало ее достижения с достижениями античной культуры.

Обрисуем кратко приметы времени, исторической ситуации XV—XVI вв. В социально-политическом плане это период складывания национальных государств и абсолютных монархий в Европе (первым таким абсолютистским государством стала Испания), глубоких социальных потрясений и религиозных войн — Крестьянская война в Германии, религиозные конфликты во Франции, Реформация и Контрреформация. В последней четверти XV в. активно распространяются мессианские пророчества о конце света, знамения прихода Антихриста.

Изобретение книгопечатания, компаса, телескопа приве то к невиданному прежде расширению исторических, географических и космографических представлений о человечестве и Вселенной. Особую роль здесь сыграло обращение гуманистов к античным текстам, искусству, философии, к открытому в ходе крестовых походов Востоку и открытие X. Колумбом Нового Света (1492 г.). Ломке космографических представлений европейца этого периода способствовало гелиоцентрическое учение Николая Коперника, давшее опровержение того представления о мире, которое дают наши органы чувств.

Три страны в XV в. определяют общеевропейскую ситуацию - Италия, Нидерланды и Испания. По образному выражению X. Ортеги-и-Гассета, «из Нидерландов по всему континенту разлетелись семена новой релшии, из Италии зерна новой науки, из Испании пришла современная идея Государстна»1. Во всем чувствовалось приближение «новых времен», «обновление» идей, жизни, верований.

Философия этой эпохи столь живо связана с понятийными наработками поздней схоластики, с одной стороны, и новыми научными открытиями — с другой, что это дало основание таким крупным историкам философии, как Г. В. Гегель и В. Виндельбанд, отказывать философии Возрождения в оригинальности и самостоятельности. По мнению Гегеля, философия Возрождения лишь заключительный этап в развитии средневековой философии, а Николай Кузанский — средневековый философ. В. Виндельбанд, напротив, считает философию этого периода подготовительным этапом к философии Нового времени, в ходе которого фантастическое созерцание природы сменяется ее математически-механистическим пониманием.

Тем не менее можно выделить три черты, которые задают типологическое единство философии Возрождения и позволяют обосновать ее специфику и самостоятельность,— это утверждение пантеизма в качестве господствующего мировоззрения, открытие человеческой индивидуальности и эстетический характер антропоцентризма эпохи Ренессанса.

Пантеизм философии Возрождения тяготел к отрицанию божественного творения, к обожествлению природы и отождествлению ее с Богом. Причем речь шла именно о пересмотре философского содержания понятий «природа» и «Бог». Бог фи ю софии Возрождения лишается свободы, он «со-вечен» миру, а в конце данной эпохи в натуралистических концепциях Джордано Бруно и Бернардино Телезио сливается с законом естественной необходимости. Уже в Кватроченто (XV в.) делает первые шаги то, что получило в дальнейшем название натуральной религии. Сам Николай Кузанский намекал на ее возможность. По мнению Кузанского, принципы всех религий в конечном счете одинаково истинны, так как Бог — непознаваем, а все наши идеи о нем — лишь проекции конечного человеческого разума и имеют под собой единую натуральную религию. Николаю Кузанскочу принадлежит и (речение: «Я применил разум, дабы обнаружить евангельскую истину даже в Коране» С этой религиозной терпимостью, открытостью различным вариантам теологических учений покончит только протестантизм.

Природа трактуется философами Ренессанса как божественное, одушевленное, наделенное всеми необходимыми силами первоначало вещей. I [рирода — прекрасна, полна скрытой гармонии, пронизана «током любви», а человек связан с ней «брачными узами» и способен «к познанию тайн природы путем подражания ей в творении». Последнее и составляет предмет «естественной» или «натуральной магии». Природа как прекрасный облик божественного вновь становится между человеком и Богом.

Философия Возрождения существует как бы на водоразделе двух миров, двух форм жизни — христианства и язычества. Люди, которые олицетворяют для нас дух Ренессанса, как бы путешествуют от одной формы жизни к другой И чародей Пико делла Мирандола, и самый показательный художник Возрождения Боттичелли начинают с crescendo земной суеты и культа светской жизни и приходят к грусти и опустошенности. Сама человеческая индивидуальность, открытая гуманистами Ренессанса, состоит в непрерывном движении — выборе и творческой изобретательности, самореформировании посредством «неподражательного подражания». Чувство исторической дистанции определяет новое отношение мыслителей Возрождения к античности. Человеческая индивидуальность утверждается посредством непрерывного движения от одного культурного образца к другому и развития в себе «человеческих» качеств, преимущественно эстетического характера. Высоко ценятся в гуманистической среде такие качества, как изысканность вкуса, красота слога, утонченное отношение к жизни, способность вызывать расположение и симпатию. Гуманизм эпохи Возрождения отличается прежде всего эстетической, а не нравственно-этической направленностью.

Философия Возрождения — антропоцентрична, в отличие от космоцентризма античной и теоцентризма средневековой философии. Гуманисты Возрождения ставят человеческую индивидуальность, личность как творца собственной жизни и судьбы в центр своего мировоззрения Наиболее ярко привилегированное положение человека перед лицом не только материального, но и духовного мира обрисовано j Пико в речи «О достоинстве человека». В отличие от всех других творений человек сам распоряжается своим моральным обликом. Идея человека как «славнейшего мастера и скульптора» самого себя прибавляет новый элемент к базовой идее христианской антропологии — идее богоподобия. Образ Божий — это не дар, а подвиг, который человеку еще предстоит совершить: он должен быть осуществлен самим человеком. Свет человеческой свободы стоит выше всякой природной необходимости и превосходит ее. Этот факт — недетерминированность человеческого бытия — поднимает человека лаже выше анге.-ов Так как ангелами и небесными силами их природа и совершенство были восприняты раз и навсегда от Бога, Человек же достигает совершенства самостоятельно на основании своей свободы

Этая идея требует новой формы «индивидуализма», так как предполагает, что не только человеческому роду r целом, но и каждому отдельному индивиду не может быть предписана никакая детерминированная позиция в царстве духа: эту позицию мы должны искать самостоятельно. Человеку отказано в безопасности однообразного существования, он вечно должен искать и находить свой собственный путь. Этот выбор не сет с собой постоянную опасность падения, ошибки, но без него, без непрекращающегося творения самого себя, человек не выполнит своего высокого предназначения быть человеком. Соответственно меняется и отношение гуманистов к греховности человека. Человеческая греховность — обратная сторона его величия. Человек ни в добре, ни в зле не является существом завершенным, перед ним всегда открыт выбор и к добру, и ко злу, и он — в его власти. Прекращение этого процесса невообразимо, потому что оно равно отрицанию человеческой природы. Поэтому человек не является ни постоянным совершенством добра, ни безнадежной добычей греха. После паде ния всегда возможен подъем, и наоборот.

Раскрыть гармоническое единство божественного и природ ного, небесного и земного в человеке — вот та задача, которую призвана была решить философия Возрождения. Высшая цель ее состоит даже не в синтезе различных философских концепций, а в их сосуществовании в многообразии, постоянном во-прошании, в котором любая философская концепция начинает звучать по-новому и в котором не может быть конечного ответа. Такая цель не могла быть достигнута средствами логического дискурса, она зребовала синтетичности и цельности художественных образов. Поэтому философские сочинения данной эпохи — это скорее произведения искусства, чем логические компендиумы поздней схоластики или естественно-научные трактаты Нового времени. Отметим, что живопись многими представителями Ренессанса относилась к науке и даже к философии (Леонардо да Винчи).