Историческое познание в эпоху Возрождения

В эпоху Возрождения и Просвещения концепциям провиденциализма противопоставляют рациональные объяснения исторических фактов. На место Божественного провидения ставятся понятия естественного закона истории и понятие прогресса. Развитие идет по спирали, то есть оно прогрессивно и бесконечно. У истории нет конечной точки, поэтому у нее нет временного смысла.

В эпоху Возрождения именно человек становится той реально силой, которая творит и изменяет мир. Совершенство земного мира зависит от знаний и умений человека, в том числе и от знания им своей истории. Историка интересуют детали, подробности, утрачивается перспектива единой всемирной истории. Закладываются начала исследований истории политических режимов, права, искусства, литературы. Расширяется география исторического мира.

В 15-16 в. в. существенным образом изменились представления европейского человека о пространстве и времени. Время становится одной из основных ценностей жизни.

Осознается тесная взаимосвязь модусов времени. Так, Макиавелли считал, что будущее прежде всего зависит от извлеченных из прошлого уроков. Определенное возвращение к идее круговорота, объясняемое повторением ошибки, непредсказуемостью бытия, непостижимостью Фортуны.

Однако идея круговорота событий в эпоху Возрождения определяется не метафизическими причинами, а волевыми действиями людей. Приоритет стал переходить к новизне как ценности. Земное время не удаляется от подлинного бытия, а приближает к нему, так как это условие и место человеческих деяний. Приходит осознание скоротечности и важности для человека земного времени. Исходной методологической установкой при изучении прошлого является идея антропоморфизма, согласно которой характер жизни общества или государства уподоблялся характеру деятельности самого человека. Деятельность государства представлялась суммой деятельностей составляющих его индивидов.

Высказывались сомнения в возможности достижения истины в истории (Фр. Патрици (1529-1597)): объясняя событие, историк наблюдает события с определённой позиции. Он способен постичь лишь общие черты и закономерности в развитии земных событий, но их подлинные причины остаются скрытыми от его ограниченного взгляда. Объяснение прошлого невозможно. Наш удел лишь описание событий.